Ты и Я

Ты и Я

Слушание тебя заводит далеко. Похоже, мне нужно свести воедино две вещи. Я веду борьбу с «ты» и «я». Позволь себе и мне быть. Выясни сначала, кто ты! Я чувствую, что вовлекся в отношения. Это похоже на любовь… Пожалуйста, обрати внимание: акцент не на том, чтобы изменить твою жизнь или создать новый способ существования. Или отвергнуть свою жизнь как ужасную. Это не что то, что принадлежит тебе. Но с легкостью мы принимаем окраску концепций, с которыми имеем дело.

Я пытаюсь сфокусировать твое внимание на том, что всегда с тобой. Вместо того чтобы отрабатывать какую-то новую технику, – кто хочет использовать ее? Нет техники. Нет пути. Кто хочет идти по пути? В то самое мгновение, когда ты говоришь: «Я желаю найти себя», ты моментально создаешь отделенность уже тем, что ты переживаешь отделенность. Или близость, или интимность…

Да, но это базируется на допущении, что есть «ты», находящийся в особых отношениях с кем-то еще. В определенных случаях это кажется, тем не менее, более реальным, более истинным. Я на самом деле не знаю… Некоторые говорят: «Это „что есть“ – все, что есть. Но, чтобы познать Себя, Оно должно стать двумя». И, похоже, по ходу что-то теряется. Что осознает единство и отделенность? Еще мы часто слышим: «Я хочу попробовать на вкус сахар, я не хочу быть сахаром».

Нам нравится познавать «других». И мы боимся, что если начнем видеть сквозь иллюзию, мы утратим этот вкус. Мы не хотим терять это «я», которому нравится познавать. Я говорю: «В иллюзии нет ничего хорошего, но и ничего плохого тоже нет!» Но ей требуется кто-то, кто бы видел ее как таковую. Ты начинаешь понимать, что «иллюзия иллюзорна», как говорит Шри Рамана. Когда кто-то видит сквозь иллюзию, он продолжает наслаждаться этим миром и всеми аспектами телесной жизни, но без психологической зависимости от него.

И без воздействия воспоминаний о прошлом. На сатсанге Я познает себя. Бог познает себя. С пониманием этого страх покидает тебя. Что бы ни возникало в этот момент, оно работает само по себе. Когда мы ясно видим, что являемся одним… Каким образом мы являемся одним? Мы разделяем весь опыт… Мы? Что такое это «мы»? Что такое личность? Когда ты смотришь на другого человека, что ты видишь? Пучок иллюзий, страданий, мечтаний… Ты можешь вести жизнь, называемую «духовной», но эта исходная посылка так и останется.

Многих мой вопрос крайне раздражает: «Что такое личность? Кто ты?» Возможно, поэтому столь немногие приходят на мои сатсанги. Я думал, что будут приходить тысячи, карабкаясь друг другу через голову за свободой, однако где они? (смех) Если ты будешь считать себя личностью, тогда ты будешь видеть другие личности. Поэтому это высказывание оказывается правдой: «Я не вижу мир таким, какой он есть, я вижу мир таким, какой есть я». Весь этот мир и те, кто его воспринимает, – великая кажимость.

Загляни внутрь этого «я»! Ты не знаешь, каким образом ты знаешь, мы не знаем, что такое знание, мы не знаем, что нам надо знать. Что лежит в основании самого ума? Удерживай внимание на этом вопросе. Вопрос «кто я?» – это вопрос-пиранья, он пожирает вопрошающего. Если мы не бросим вызов нашим основным допущениям, ум так и останется восседать на троне, а наше знание останется знанием ума. Но нечто, знающее ум, – что это?

Хочешь найти Себя – потеряй «себя». Твое эго не может сосуществовать с истиной.

БОГ НЕ ПРОТИВ ФАНАТОВ РЕГБИ

Вчера я ехал в поезде, битком набитом болельщиками регби. Я читал одну из книг Пападжи и полностью присутствовал в моменте. Возникла мысль: «На меня действует их негативная энергия, что-то бессознательное, и поэтому мне хочется держаться от них подальше, я не хочу утратить это присутствие». Можешь ли ты утратить присутствие? Не можешь!

Если ты приравниваешь присутствие к определенного рода чувству, например, когда ты чувствуешь себя спокойным, счастливым или беспристрастным… тогда, поскольку ни одно переживание не является постоянным, стабильным, ты можешь почувствовать, что утратил что-то, что ты не присутствуешь в моменте. Присутствие не присутствует. Присутствие, не имеющее формы, не может быть утрачено или найдено. Оно просто Есть. Это другое твое имя. Ты есть присутствие! Ты есть присутствие, порой осознающее себя, а порой нет.

Когда оно осознает себя, его называют осознанным присутствием. Тот факт, что ты осознаешь бытие, – это присутствие! Если ты живешь с представлением, что внутри осознанного присутствия не должно быть никакого ощущения беспокойства, то ты расставляешь ловушку для самого себя. Неизбежную ловушку, поскольку на пути непременно встретятся колдобины.

Если бы, находясь в поезде с сотнями подвыпивших болельщиков регби, ты оставался совершенно спокоен, то это было бы знаком истинной невовлеченности. Но большинство людей, даже те, кто занимается духовными практиками, почувствовало бы некоторое раздражение. Это естественно! Как если ты будешь долго гулять по полю с лавандой, то потом будешь пахнуть лавандой, так и на энергетическом уровне ты ощущаешь определенную реакцию со стороны окружения, в котором находишься. Такое случается. На сатсанге ты действительно получаешь возможность спокойно пребывать в бытии. Каким образом?

Осознавая ощущение возбуждения и, тем не менее, не пытаясь от него избавиться. Сейчас эти ощущения присутствуют, однако, вероятнее всего, через полчаса они исчезнут. Пусть это происходит. Не ты это создал. Тем не менее, если ты сидишь в поезде с сотнями болельщиков регби и принимаешься думать: «Почему они должны быть непременно в одном поезде со мной?», ты без необходимости вовлекаешься и начинаешь нервничать. Если ты просто примешь эту ситуацию, наблюдая ее без внутренней реакции, то проблем с ней не будет! Пусть мир будет, пусть твои чувства будут и направь свое внимание просто на бытие.

Если ты не способен сделать это, и в тебе возникает жуткий страх, сопротивление и оценочность, даже тогда ты можешь отключить их! Ты можешь научиться не подкармливать этим свое внимание. Просто присутствуй. Пусть вещи разворачиваются сами по себе. Ты же оставайся безучастным. Доверь свое существование существованию. Когда внутри себя ты начинаешь вести борьбу и судить о мире вокруг себя, ты делаешься более несчастным.

И если ты примешься осуждать, кто-нибудь почувствует эту критиканскую вибрацию и безо всякой видимой причины сделает грубый выпад в твою сторону… «Эй, ты вообще кто тут?» – разве ты не понимаешь, что сам спровоцировал это? Моя мысль заключалась в том, что мне необходимо защитить себя энергетически ото всего этого. Но ты говоришь: «Просто пусть это будет. Просто присутствуй».

Да, потому что в ту самую минуту, как ты занимаешь позицию самозащиты, ты ввязываешься в битву. Ты создаешь и вводишь в игру противоположности и оппозицию, пожиная урожай той посеянной идеи: «Они отличны от меня». Все осуждение и враждебность начинается здесь, где же еще? А затем и следующая мысль: «Вещи не должны быть такими.

Они должны происходить по-другому» – двойное заблуждение, двойная путаница! Некоторые из тех людей, которые вызывают у тебя страх, могут ощущать себя точно так же неуютно из-за других болельщиков. Откуда тебе знать? Мы часто чувствуем себя обязанными исправить то, что нам не нравится, составить некое мнение, занять позицию, прекратить какие-то действия или вовлечься тем или иным образом. Зачем тебе вообще чтото делать?

Порой ты готов атаковать и в итоге оказываешься в глупом положении, потому как выясняется, что бороться с тобой никто не хочет. Попытайся жить так, словно тебя не существует! Люди скажут: «О Боже, о чем ты говоришь? Я очень даже хочу существовать!» Кто знает секрет? Ты становишься подобен открытой комнате, все окна и двери которой распахнуты и ветер может продувать ее беспрепятственно.

Ты чувствуешь, что это умаляет тебя, умаляет твой статус. А я говорю: «Да, умаляет: это не имеет статуса». Но, возможно, это ранит эго. Оно хочет показать, что не согласно с определенным образом действий, что такое неприемлемо. Мы очень гордимся своими взглядами и даже не осознаем, чем они являются, – проекцией, но никак не реальностью. А как насчет того, чтобы вообще не иметь точек зрения?

Это то же, что быть окном: у окна нет точек зрения, ты просто можешь взглянуть сквозь него на пространство. Ты подобен этому. Каким-то образом Бог смотрит на этот мир через форму, называемую «я». Один великий святой сказал: «Бог подобен свету, струящемуся через отверстия абажура, каждое отверстие – это «я»». Тем же образом ты начинаешь видеть глазами Бога. Он не против болельщиков регби.

ТО ПРЕБЫВАЕТ ВЕЧНО

Ты не можешь быть неким объектом. Можешь ли ты сказать: «Я – тело»? Это тело может сказать: «Я – это ты»? Что провозглашает: «Я внутри тела»? Принимает ли это тело решения? Знает ли это тело, мужское оно или женское? Знает ли оно, сколько ему лет? Само по себе оно неодушевлено! Что-то должно быть внутри него, чтобы говорить это: что это? Ты думаешь, что тело – это величайшая вещь на свете, но маленький укол может легко устранить его. Немного газа может стереть память и твое представление о себе. Так что же находится внутри тела, что говорит: «Я есть»?

Говорят, что без света солнца на земле невозможна жизнь. Повсюду люди поклоняются Солнцу. Как же оно прекрасно и могущественно! И тем не менее без света этого сознательного источника свет тысячи солнц был бы недоступен восприятию. И этот принцип действует в этом теле в качестве тебя. И тем не менее мы не осознаем этого в полной мере! И в точности не можем сказать, что есть это чудо, которым является ощущение «тебя» как живого и одушевленного существа.

Игра склонностей ума заключается в ласкании объектов, в надежде, что, манипулируя ими, ты сможешь определять и создавать счастье и стабильность. Ум научен верить, что жизнь функционирует таким образом. Это не верно! Ты будешь испытывать лишь преходящее счастье, пока не распознаешь корни этой игры. До сих пор ты ощущаешь себя личностью: ты описываешь себя в соответствии со своими эмоциями, обусловленностью и концепциями. Но все концепции есть ограничения внутри нашего безграничного бытия. Ты не можешь познать это с помощью объектного подхода, но только путем интуитивного знания. Ты познаешь это в непосредственном переживании.

То, что есть, – есть пустое здесь и вневременное сейчас. «Там» – это только идея: ты никогда не можешь быть «там». Ты всегда был только здесь. «Там и тогда» – это только проекция. Шагни за ее пределы и скажи мне, когда «здесь» становится «там» и «сейчас» становится «тогда». Это подлинное созерцание. Мы страдаем только потому, что наша бесконечная, вечно свободная сущность находится под гипнозом веры в то, что является конечной, преходящей личностью.

Здесь я указываю тебе вот на что: то, что ты есть, есть совершенно, целостно и абсолютно. Твоя собственная бытийность привела тебя сюда, потому что она жаждет снова услышать эту древнюю истину: Tattvamasi – «То ты есть». Твоя сущность жаждет освободить тебя раз и навсегда, вернуть к тому, чем ты был всегда. Смысл сатсанга не в том, чтобы ты ощущал себя хорошо. «О, после сатсанга я чувствовал себя так недвижно, так расслабленно – но теперь это ушло, исчезло! Куда оно ушло?»

Найди то, что не может уйти и даже не приходило! Все в проявлении приходит и уходит. Нет смысла в поиске такого сокровища. И когда тело исчезнет, проявление для тебя закончится! Так какой же смысл искать? Мудрый человек не проживет дольше невежды. Тела учителей и мудрецов умирают подобно всем телам. Так зачем нужен этот поиск? Потому что что-то внутри не умирает – То, что и не рождалось. И реализация этого, пока ты живешь, позволяет тебе жить в непрерывном понимании, что Радость есть здесь и сейчас и есть вечно. Когда искомое найдено, ищущий исчезает.

СВОБОДА ОТ ТОГО, ЧТОБЫ БЫТЬ «КЕМ-ТО»

Я провел тридцать пять лет в школе адвайта-йоги, и после всех этих лет однажды я просто встал и ушел, потому что понял, что все это направлено на ум, а то, что истинно, присутствует так, что не может быть найдено в уме. С тех пор я блуждаю в поисках направления. Это постоянное указание, которое ты даешь, – смотреть на то, что смотрит, – кажется мне абсолютно прямым, реальным и подлинным. В этом свете мой опыт сатангов до сих пор таков, что, когда я ищу внутри себя свое «я», «я» нет, и, тем не менее, видно, как время от времени возникают мысли; но если смотреть на них под таким углом, то они съеживаются и исчезают.

Все, что остается, – это тишина, и, тем не менее, все еще присутствует вопрос, который много раз задавался: «Кто видит все это? Кто смотрит на все это?» Похоже, загвоздка в том, что здесь, в этом теле, находится место переживания, и наиболее точно я могу это выразить так: «везде-йность» наблюдает «гдейность» или осознает ее, но по-прежнему присутствует потребность в освобождении от «что-йности», дабы познать «все-йность» как мое подлинное Я.

Я также знаю, что это не может быть пережито тем же образом, что и тело. Существует нечто, что не получает разрешения, пока есть переживание тела; это идея о том, что, чтобы быть свободным, я должен пережить себя как «везде-йность». И все же проблема в том, что переживание остается в уме и теле. Забудь о попытке пережить себя как «вездейность». Если она возникает сама по себе, хорошо! Но твое отношение к ней заключается в задавании целью, в которой нет необходимости. Это может случиться само по себе, как дар Милости или результат твоих практик, йоги, молитв. Сознание может переживать все что угодно, оно не ограничено, как мы думаем.

Но до тех пор, пока присутствует тело, до тех пор, пока жизненные силы активны в нем, ощущение «я» также будет присутствовать. То «Я» на самом деле изначально безличностно, оно синонимично сознанию, но легко становится отождествленным и само верит, что является телом-умом. Этот процесс происходит сам по себе, ты не несешь ответственности за него. Что-то привело тебя сюда, в это тело, в эту роль, в это место в пространстве и времени. И тем не менее ты просто наблюдаешь проявление, не более того; просто, так сказать, не слишком увлекайся фильмом.

Не воображай, что ты – это тот парень на экране, будь то герой или злодей… ты даже и не тот, другой парень в кинотеатре, который смотрит на экран! Ты осознаешь все это, не так ли? Это последний удар. Но кто на самом деле его наносит, интересно? Более того, необходимость в дуальности для восприятия похожа на то, что я называю «комплексным соглашением» для функционирования сознания. Что было бы без контраста и дуальности? Возможно ли какое-либо переживание без отделенности или разделения? Смог бы ты когда-нибудь познать себя?

Нет необходимости в попытке разрушить или стереть дуальность, «что-йность», как ты говоришь, или даже личность. Пусть это будет, оно хорошо, как есть, не ты создал это. Наслаждайся фильмом жизни, слезами и смехом, страхом и отвращением, глубокой преданностью и розыгрышами, проказами и молитвами, весь спектр жизни доступен и прекрасен. Я часто говорю «нет пути для того, чтобы быть». Тебе не нужно вести специфический образ жизни, чтобы быть тем, что ты есть, тебе не нужно застывать в одном положении или позе. Расслабься, будь естествен, откройся тому, что жизнь несет тебе. Просто ищи себя во всем этом.

Ты якобы отождествляешь себя с фильмом, и, тем не менее, все это время за этим наблюдает нечто Непознаваемое, Нерожденное. Это ты. Значит, в том факте, что за всем психосоматическим аппаратом идет наблюдение, все в порядке, правильно? Ты имеешь в виду, что, в определенном смысле, даже несовершенство совершенно? Это часть естественного функционирования сознания, и постепенно свидетельствование, наблюдение за этим действием станет все больше и больше незаметным и естественным, настолько, что в итоге сознание будет пребывать только в сознании, и этот «чистый» опыт невыразим.

Его невозможно передать словами или еще как-либо, да этого и не надо делать. Достаточно быть «там», просто быть! Иногда я говорю, слава богу, тебе не надо писать об этом диссертацию! Ты не можешь на самом деле описать это, кроме того, что существует поле восприятия и что это восприятие ничье. Ты не можешь не воспринимать то, что происходит в этом поле, потому что сознание не может функционировать иначе, чем через это определенное тело и ум.

На более глубоком уровне ты – осознанность, внутри которой это имеет место, не нуждаясь в твоем участии, поскольку это «ты» тоже находится в поле восприятия. Это неизбежно и это правильно, потому что не существует того, кто мог бы избежать этого или связать с каким-либо видом «что-йности» или «кого-йности», разве что в качестве идеи. Иногда я действительно ощущаю, что вообще никого нет, и, тем не менее, неким образом присутствует знание об этом, что весьма невероятно; во время такого интуитивного постижения можно даже наблюдать, как тело говорит, функционирует, ест, ходит и так далее.

Но порой кажется, что здесь (указывая на тело) все-таки кто-то есть. В подобные моменты исследуй и найди этого локализованного «кого-то», приблизься к нему и посмотри, чем он может быть, потому что это всего лишь очередной вздох ума, который носится с этим чувством «кого-йности». Аналогичным образом, когда смотришь на него, то обнаружить его невозможно, разве что в виде мысли или ощущения, именуемого «я». Да, и когда начинаешь смотреть, становится совершенно очевидно, что он связан с привкусом прошлого и наших историй, с определенными аспектами личности, собранными по ходу дела, чтобы затем быть снова выкинутыми.

Да, дальше можешь не ходить, потому что это все равно что смотреться в зеркало, которое отбрасывает тебя обратно в пустоту. Значит, в этом заключается работа? В простом пребывании в пустоте? Да, а в чем еще? Или, еще лучше, в пребывании в качестве пустоты. На самом деле, эта «работа» или «практика», если хочешь, будет становиться все более спонтанной, безо всякого ощущения усилия, она будет возникать сама, без потребности в некой индивидуальности, выступающей в качестве «активного зрителя» чего-либо. Таким образом, ощущение того, что ты – личность, отдающая определенные предпочтения определенным вещам, больше не покажется чем-то ошибочным, это просто функционирование в проявлении.

Это возникает в сознании и наблюдается из Ниоткуда. Или, если угодно, отовсюду – что одно и то же. Не навешивай здесь ярлыки. Теперь я вижу, в чем была моя ошибка: я хотел познать себя как Это, но это невозможно! Нет, я использую выражение «это настолько едино с самим собой, что не может увидеть себя». Возможно своего рода переживание Блаженства Я, однако не жди этого, не рассматривай это как знак «я получил это» или как состояние, которое тебе необходимо достичь. Если это случается, то случается и может походить на моментальную вспышку, после которой останешься ты; подобно взрыву ночного фейерверка, оно не может остаться и потому исчезнет; ты увидишь, как оно потухнет, ничего не дав, ничего не отняв.

И, опять-таки, сколь ни был бы прекрасен подобный род инсайта, за ним тоже идет наблюдение. Не тоскуй по нему, не пиши о нем книгу, не храни его в своей памяти и не выпячивай его: «У меня было невероятное переживание! Я находился в таком потрясающем состоянии…» Лучше спроси себя: «Кто переживал это?» Да, значит, свобода – это свобода от того, чтобы быть «кем-то»? Да, да. Мы прикладываем все свои усилия и энергию, чтобы стать самым лучшим «кемто», насколько это возможно. Это естественно, в этом вся история человечества, но это не свобода.

«Кто-то» не может быть свободным, не важно, насколько велик, добродетелен или умен этот «кто-то». Это феномен, и, чем бы он ни был, – это не то, чем ты являешься. Во что бы то ни стало постарайся прожить самую лучшую жизнь, на какую ты только способен, исправляй то, что кажется тебе неправильным, делай то, что тебе хочется, только не считай это проявление себя собой. Это не отделено от тебя.

Но это и не определение того, кем ты являешься. Наслаждайся своей жизнью как даром Жизни, подарком Бога и танцем пустоты. Продолжай внутреннее исследование: кто этот танцор? Не останавливайся ни на одном ответе. Не воспринимай исследование как бремя или задание, ты поймешь, что это абсолютно восхитительно. В одном из стихотворений Руми есть строки:
Всевышний подобен прекрасной женщине в поисках безупречного Зеркала, чтобы сполна насладиться созерцанием своей красоты.

Твое сознание – это зеркало; неведение и желание, страх и гордыня – это искажения, пятна на нем. Но не стирай их, они исчезнут, пока ты будешь пребывать в священном месте самоисследования. Это очень ценные указания, спасибо!

Муджи