Главная / Аудиокниги / Муджи / Готовность это идея

Готовность это идея

Готовность это идея

Не мог бы ты развить тему готовности? Как следует подготовиться к пониманию? Прежде всего, все вы готовы. Как вам узнать? Вы можете и не знать. Не существует контрольного листа. Готовность – это идея. Если вы будете держаться за нее как за идею, она задушит вас. Она заставит вас искать еще большую готовность. Вы находитесь за пределом зрелости и готовности. На что я на самом деле указываю, так это на то, чем вы уже являетесь, а не на то, чем вам следует стать, потому что если вы уже этим не являетесь, то чем бы вы ни стали, это не будет постоянным.

Все, что не является постоянным, – лишь пища для сознания. Так что это не призыв для вас стать зрелыми или более зрелыми. Здесь важно то, что прежде чем вы коснетесь самой идеи зрелости, вы уже являетесь нетревожимой осознанностью. Пребывайте в ней! Я не указываю вам на что-то, что вы можете сравнить с чем-то еще; то, что пребывает за пределом сравнения, из чего к вам приходит способность сравнения, – это состояние, первичное по отношению ко всему, что вы можете измерить или оценить. Это все, на что я указываю, и в тот момент, когда это воспринимается или постигается как нечто феноменальное или отдельное, мы уходим от осознанности в сторону мышления. Мы даже способны создать изображение пустоты. Ум питается концепциями.

Если вы скажете «абсолютный», ум вызовет в воображении ощущение или вкус этого, и это всегда будет отличаться от того, что есть здесь и сейчас. Поэтому не держитесь за концепции. Какими бы основательными или привлекательными они ни были, у того, чем вы являетесь, не может быть определения. Вы не содержитесь в этом. Вы должны пребывать до этого. Но это «вы» – прислушайтесь к нему и выбросите его, вы пребываете вне свойств.

На каком-то уровне вы знаете, что вы есть, но, если вас спросить, что это на самом деле, вы прежде всего прибегнете к помощи знакомого инструментария слов, прилагательных, чтобы описать это, однако в непосредственном слушании вам придется отказаться от них. Они не могут быть этим. Допустим, у кого-то есть тяга «я хочу познать свое истинное Я» и тяга эта настолько мощная, что высочайшие сущности Вселенной появляются и говорят: «Возлюбленный, мы услышали твои молитвы, мы глубоко тронуты твоей искренностью, и мы собрали всю свою силу и нашли твое Я. Вот оно».

Вы не сможете посмотреть на что-либо, каким бы прекрасным оно ни было, и сказать: «Я есть это». Вы не можете указать ни на один объект и ни на один феномен. Вы должны пребывать до того, чтобы иметь возможность сказать: «Я есть это». Поэтому смысл этого примера в том, что все, что вы можете вообразить себе, представить, не может быть этим Я. Если оно возникает, то должно возникать в чем-то, что первично по отношению к этому. Актеры не выйдут на сцену, если не будет публики. Вы наблюдаете, как она прибывает.

Если вы понимаете под этим приобретение чего-либо, то не можете обрести ничего вечного, если таковое уже не присутствует. Если что-то приходит, то оно так же уйдет. Существует что-то, что наблюдает появление и исчезновение всего. Вот на что я указываю. Что это? Это может быть чем-то, отличным от вас? Прямо здесь и сейчас – где это? Это находится в окончании какой-либо практики? Вы можете сказать: «Хорошо, я приближаюсь»? Мы легко соблазняемся этими обещаниями того, что приближаемся, что уже почти там. То, к чему вы стремитесь, уже находится там, где вы начали свой поиск. Вы уже есть то. Вы просите свой ум, чтобы он убедил вас в этой истине, но ум не будет охотно сотрудничать с чем-либо, что полагает его лишним.

Есть чудесный пример, который привел Шри Рамана, чтобы выразить это. Он сказал, что это похоже на то, как если бы вора сделать полицейским и поручить ему поимку самого себя. Он никогда не поймает вора, потому как сам им и является. Если вы попросите ум отправиться на поиски абсолюта, ему понравится эта работа. «О, почти поймал»; «упустил в последний момент». Вы не можете попасть туда через ум. Сумейте увидеть в уме то, чем он является. Сумейте понять, что вы были здесь всегда, наблюдая возникающие ощущения, и что что-то, наблюдающее движение, предшествует ему. Вы наблюдаете за движением. Изначально есть вы. Вы даже знаете знание, но вы не сосредоточиваете внимание на источнике.

Вы хватаете концепции и серфингуете на них, и они лишь уносят вас прочь. Но вы можете наблюдать за тем, что возникает в вашем уме или сознании, и убедиться, что вы просто наблюдаете некое движение. Благодаря такому наблюдению вы можете, по меньшей мере, признать, что просто наблюдаете движение: мысли приходят, некоторые кажутся невероятно мощными – опасность – вы закрываете глаза, открываете, а мысль ушла. Столько опасностей, и, тем не менее, вы все равно здесь. Вы наблюдаете, как они появляются и исчезают. Разве нет? Поэтому, когда вы не касаетесь их, прямо здесь и сейчас, несмотря на их появление, когда вы не теребите это ощущение «я должен что-то делать с этим», вы можете просто наблюдать их, как дорожное движение. Ничто не касается вас, если вы остаетесь только осознанностью.

Суждения возникают – не трогайте их. Ощущение «я не могу этого выносить» – это тоже мысль. Только наблюдайте. Когда вы наблюдаете – не трогайте. Просто наблюдайте. Не говорите: «О, этого не должно быть», – и в то же самое мгновение вся эта энергия сойдет на нет. Даже если не сойдет, не ждите этого. Но это то, что мы всегда делаем, пытаясь отразить атаку нашего мышления.

«Я не могу встретиться сегодня с друзьями, потому что день не задался; надо переждать, когда туча пройдет». Это тоже мысль. И вы чувствуете: «Я ничего не могу с этим сделать», но так происходит только потому, что вы хотите что-то сделать с этим, что ведет к фрустрации. Так происходит только потому, что вы вовлекаетесь в это. Иногда вы идете на сатсанг только по этой причине; кто-то идет на сатсанг якобы учиться, говоря что-то вроде: «Я уже сыт по горло этим миром, теперь я просто хочу быть свободным». И день или два он вслушивается в каждое слово, а потом вдруг исчезает. Когда кто-нибудь спрашивает, что с ним случилось, то в ответ звучит: «О, он поссорился с женой, и они расстались».

Иногда только желание подлатать свои проблемы приводят вас сюда, нежели желание найти их корень. Поэтому сатсанг не является на самом деле лекарством, чтобы заставить жизнь перестать быть тем, что она есть, потому как жизнь есть только то, как вы ее воспринимаете. Не ждите какого-то результата. Просто расслабленно, спокойно, ровно наблюдайте появление и уход. Это не значит, что вы должны застыть в сидячем положении, ничего не трогая, потому что это тоже мысль. Просто позвольте всему этому происходить. Не создавайте для себя еще одного условия, какими вам следует быть.

Мы делаем это постоянно. Вы создаете атмосферу своих внутренних ощущений. Если вы не будете сопротивляться, то увидите: «Хорошо, теперь появляется это, теперь возникает то, я осознаю это, пусть это приходит, пусть уходит, я останусь тем, что я есть». Как прекрасно сказал Шри Нисаргадатта: «Я позволяю своей человеческой природе разворачиваться в соответствии с ее судьбой. Я остаюсь тем, что я есть». Он не говорит: «Смотрите, я пытаюсь исправить себя». Это не приглашение на курс по самосовершенствованию. Это нахождение того, что вы есть, чем вы были всегда. И у того, что вы есть, не существует некого избранного набора концепций, которые вам нужно поддерживать. Постепенно, когда вы начнете видеть, что за ними стоит «я», то поймете, что «я» не способно ничего коснуться или создать, чтобы можно было бы сказать: «Это оно». Я не могу нарисовать изображение того; это просто ощущение «я есть».

Я даже осознаю это «я есть» – чем бы я мог быть? Вы все ощущаете, все воспринимаете, но вы не привязаны ни к какому результату. Не заглядывая в следующий момент, можете ли вы просто быть, не ожидая с нетерпением чегото еще? Ум постоянно смотрит в прошлое или будущее. Почему? Потому что он никогда не бывает полностью доволен простым пребыванием здесь и сейчас. Следующий момент может оказаться лучше, совершеннее. Это и есть путешествие – прямо здесь и сейчас. Не трогайте прошлого. Не касайтесь никаких идей. Чем вы являетесь? Нам кажется, что нам нужна поддержка, поэтому возникает много поддержек. Представьте себе, что в детстве вам кто-то вручает вашу первую палку для ходьбы и говорит: «Она потребуется тебе, чтобы идти по жизни», а позже кто-то еще дает вам другую палку.

К тому моменту, как вам исполняется 15, у вас уже много палок. И вам все еще кажется, что они нужны вам, они не вызывают у вас сомнений. Затем может возникнуть некоторое раздражение и разочарование. А позже что-то входит в вашу жизнь; возможно, вы встречаете кого-то, кто говорит: «Эй, тебе не нужны все эти палки, давай я заберу их». А вы говорите: «Ты так оставишь меня калекой». Но постепенно, шаг за шагом, вы проникаетесь доверием в достаточной мере. Ведь доверие так важно. Доверие не означает веру во все, что я говорю, оно просто означает открытость этому побуждению настолько, насколько вы способны иметь с ним дело. В какой-то момент вы откажетесь от всех палок, и тогда сможете танцевать. До тех пор пока вы не откажетесь от палок, вы не знаете, что умеете танцевать.

ОТРЫВКИ ИЗ АУДИО– И ВИДЕОЗАПИСЕЙ

СЛУШАНИЕ ПРОСТО ПРОИСХОДИТ

Слушание просто есть, оно происходит; познание, узнавание происходят безусильно. Говорение тоже просто происходит и свидетельствуется. Это происходит в осознанности. Но тут возникает мысль: «Когда я говорю, я теряю свою осознанность?» Да. В таком случае, кто этот «я», теряющий осознанность? И что означает само понятие «быть осознанным»? Я знаю, что этот момент, о котором мы сейчас говорим, очень сложен, очень тонок. Но сколь бы тонок он ни был, вы должны быть чем-то еще более тонким, потому что именно вы осознаете все это. Но вы склонны верить, что это не так. «В определенный момент я теряю свою осознанность». Исследуйте эту мысль. Если в определенный момент я теряю свою осознанность, что осознает это? Если вы будете использовать только свой ум, тогда то, что вы здесь слышите, может показаться очень нелогичным, иррациональным. Потому что кажется очевидным: «Я – это я.

Я здесь. Полчаса назад я был на пути сюда. Теперь я сижу здесь, слушаю все это и на какой-то момент проникаюсь ощущением пространственности, что до поры до времени прекрасно. Но когда я начинаю говорить, то каким-то образом теряю его». Что говорит это? То, что ощущается вами как присутствующее пространство, которое не личностно. Оно было тем же полчаса назад, час назад, сто лет назад. Оно не личностно. Пространство и бытие, которыми вы являетесь, не имеет истории. У этого нет «завтра» или «вчера». Они происходят в уме. Но сам ум так легко не сдает свои позиции. Потому что мы умудрились сделать ум, ощущение познающего, своим домом. Потому что ощущение познающего позволяет вам чувствовать себя осязаемой, автономной сущностью. И в глубине себя нам в определенной степени нравится эта независимость, уникальность этого проявления. Нам нравится быть собой. Иногда. Есть ли в вас потребность продвинуться глубже? Или это страх? Просто будьте честны с собой. Что означает «глубже»?

Если бы прямо сейчас я сказал: «Вы можете положить конец всему этому, всему тому, что, как кажется, стоит на пути у «что есть»», – это было бы заманчивым предложением? Что происходит в этот момент? Потому как я представляю себе, возможно, ошибочно, что вы готовы гореть в огне, лишь бы попасть в то место, за пределами которого, или в котором, нет горя, нет страдания. Возможно, останется боль, потому что у вас есть тело, а это тело боли и наслаждения. Страдание, депрессия, непрерывное сомнение, страх – страх смерти, да и даже страх жизни – все это частые гости. Однако мы с радостью готовы терпеть даже это, лишь бы удерживаться за это ощущение «у меня есть жизнь». Все достаточно просто, никто не говорит: «Откажитесь от жизни, давайте я покажу вам, как умереть побыстрее». (смех) Просто выясните, что вы и где вы сейчас находитесь.

ЧТО ТАКОЕ САМОИССЛЕДОВАНИЕ?

Можно мне кое-что спросить? Да, пожалуйста. О самоисследовании. Хорошо. Поскольку я много слышу об этом и, на самом деле, точно не знаю, что это такое. Хорошо. Это хороший вопрос. (пауза) Скажем так: если кто-нибудь спросит вас: «Чей это велосипед?», то вы ответите: «Это мой велосипед». Вы не скажете: «Это я». Это не вы, это ваша собственность. Точно так же вы можете говорить о ваших чувствах. Вы можете осознавать свои чувства. Если вы лишитесь слуха, вы все равно останетесь собой на 100 процентов, но будете осознавать отсутствие слуха. И если ваше тело онемеет, вы будете осознавать это: кто-то трогает его, и вы ощущаете отсутствие ощущения. Вы осознаете свои чувства.

Вы не можете быть ими, вы должны быть чем-то, что осознает их. Поэтому, если бы даже 2 или 3 органа чувств перестали функционировать, вы бы все равно знали, что они не функционируют. Так что вы не можете быть функционирующими или отказавшими чувствами. Вы так же можете сказать: «Мое тело». «Мое тело так устало!» Что говорит: «Мое тело»? К самому телу вы относитесь практически как к собственности. Что-то осознает это «мое тело» – ваше тело. Что-то осознает тело, не являясь телом. Вы так же дышите. (делает вдох-выдох) Ваше дыхание. Если у вас грипп, то вы можете заметить, что ваше дыхание стало очень неглубоким – что-то осознает это дыхание. Порой вы говорите: «Мой ум совершенно запутался» – что-то так же осознает и ум. Если ваш ум забит мыслями, что-то наблюдает это.

Или, если эти ощущения или мысли мелькают очень быстро, что-то осознает скорость, коллизию, пульсацию мыслей. И, если бы эти мысли изменились, все то же «нечто» осознало бы, что они стали спокойнее. Итак, что-то точно так же наблюдает и мысли. Вы говорите «мои мысли». Вы рассуждаете о «своей памяти». Иногда вы признаетесь: «У меня плохая память», или: «Моя память ослабевает». Что-то осознает и память. И, если вы выполняете некоторые упражнения, чтобы улучшить работу памяти, что-то осознает это улучшение. Вы не можете быть памятью. Что-то, что осознает память, существует до памяти. Вы можете так же рассуждать о «своем эго». Кто-то скажет: «У меня очень большое эго», а кто-то: «У меня совсем маленькое эго». Что осознает большое или маленькое эго? Что-то, что не является эго, хм? Что-то осознает время и пространство. Говорят: из всех элементов, составляющих этот мир, самый тонкий элемент – это пространство, эфир. Вы осознаете пространство.

Значит, вы должны быть еще тоньше, чем пространство. Итак, что-то знает все это, даже когда речь идет о сознании. Подобно тому как в данный момент вы знаете, что находитесь в сознании, да? Иногда вы чувствуете усталость в теле и даже можете потерять сознание. Иногда вы чувствуете: «Приходит сон и сознание отступает, отступает внимание». Что-то наблюдает за этим и знает это, понимаете? Чем это может быть? Чем может быть то, что осознает все эти вещи: тело, ум, чувства, интеллект, память, сны, проекции, надежды, стремления? Чем является то, что находится позади этих вещей и осознает их? Что-то наблюдает – что это? Оно должно быть первично. Оно должно быть первично! Дальше этого вам двигаться некуда. Все остальное следует после этого. Даже знание следует после этого.

Что-то знает знание. Что-то знает неведение. Что это? Что бы вы ни видели – что-то должно пребывать до этого, чтобы видеть это. Чем оно может быть? Где оно находится, и кем являетесь вы по отношению к нему? Таким образом, это очень, очень созерцательный вопрос, очень мощный вопрос. «Кто я?» Потому что я должен быть, чтобы видеть все вещи – видеть это тело и функционирование этого тела, с которым я так тесно связан. И тогда, если я здесь, то я могу видеть вас. Я не смогу увидеть вас, если меня не будет. Я должен пребывать изначально. Поэтому первое знание, которое у меня есть, это знание «я есть». Каждый обладает этим знанием «я есть». Не только человеческие существа. Осел, бредущий по дороге, знает «я есть». Комар – «ззз», – он знает «я есть», он знает о своем существовании. Везде, где присутствует сознание, есть это знание «я существую».

Таким образом, это «я существую» является опорой любого восприятия. Вы должны быть, чтобы что-либо воспринимать. Но действительно ли мы думаем о том, чем являемся? Мы хотим знать, чем являются другие вещи. Поэтому, когда мы хотим знать о «другом», это называется «объектным знанием». Об этом знании вы можете писать, вы можете что-то измерять, взвешивать, вы можете думать об этом – все это относится к тому, что я называю «объектным знанием». А ум – это инструмент для измерения и сравнения вариаций, понимаете? Но что-то осознает в том числе и ум. Тогда чем это может быть? Оно должно предшествовать всему! Это должно предшествовать всему. Что это? Все остальное появляется позже, все восприятие появляется позже. Вы знаете силу восприятия, да, благодаря одному только пребыванию здесь. Как же прекрасна эта сила! Не двигаясь, вы можете размышлять о таком количестве вещей. Не надо никуда идти, чтобы вызвать в памяти те или иные вещи. Таким образом, удивительная сила существует в качестве вас. И тем не менее мы ничего не знаем о себе.

Мы хотим знать все, что находится вовне, но если я спрошу вас, кто тот, кто знает все это собрание знаний, кто знает это знание, то это, должно быть, вы. Тогда я спрошу: что такое это «вы»? Что это? Оно изначально, оно предшествует всему. Предшествует всему. Существует ли что-то до «я»? «Я» есть. Есть ли что-то, что предшествует «я», что предсуществует ему? Когда вы находитесь в глубоком сне, то «я» отсутствует. Во сне у вас есть «я». Возможно, днем вас зовут Сьюзен, но во сне вы можете быть великим воином или кемто еще, но у вас по-прежнему есть ощущение «я». Однако в глубоком сне у вас нет «я», оно отсутствует. Где вы? Что вы такое – в отсутствие «я»? В отсутствие «я» – где вы? Если «я» полностью исчезает в глубоком сне – куда оно исчезает? Что-то наблюдает даже за «я». Вы знаете ощущение «я есть». Вы предсуществуете даже этому ощущению «я есть».

Чем вы можете быть? Таким образом, это не только интеллектуальный вопрос. Если вы размышляете о нем, то да, вы можете сказать, что используете свой интеллект для размышления, но этого не достаточно. Размышляйте об этом, но также переживайте то, о чем размышляете. Все эти вещи, о которых я сейчас говорил: чувства, ум, память, интеллект, тело, мир, дыхание, время, пространство, – все эти вещи вы знаете. И они не являются вами. Поэтому, если мы отложим их все в сторону, ничто из того, что вы можете увидеть, к чему можете прикоснуться, что можете обонять, осязать, вспомнить или вообразить себе, не может быть вами. Поэтому: если все это забрать у вас, что останется?

НАЙДИТЕ ТО, ЧТО НИКОГДА НЕ ПОКИНЕТ ВАС

Почему ты так предрасположен… почему ты – подходящий кандидат для гипноза, а? Знаете, иногда бывают эти шоу гипноза, их проводят люди вроде Пола Маккэна. Я тоже люблю эти шоу. Когда люди заходят, то ведущий смотрит на них, чтобы определить, кто подойдет сегодня для гипноза, а кто нет. Он знает, как вычислить тех, кого можно будет с легкостью загипнотизировать, – это у них на лбу написано. (смех) Поэтому, когда шоу начинается, он говорит: «Итак, мне нужен кто-нибудь из зрительного зала. Как насчет вас? А насчет вас? И вас?» Потому что он заранее выбрал вас. Это выглядит произвольно, но он засек вас раньше, и вы выходите с эдаким выражением на лице «ага, замечательно!».

Вы пришли на этот вечер со своим новым поклонником, чтобы произвести на него впечатление; вы привели свою новую девушку, чтобы произвести на нее впечатление, – а тут кто-то берет, гипнотизирует вас и заставляет вас считать себя курицей. И вы бегаете по сцене в образе курицы и абсолютно верите в это! Вы не стыдитесь и не смущаетесь. Даже когда толпа хохочет, вы удивляетесь: «Почему они смеются?» Ведь, насколько вам известно, вы курица! Наше сознание способно на то, чтобы быть куриным сознанием. И верить в это! И когда вы смотрите на свои руки, то видите крылья! И когда вы смотрите на свои ноги, то это куриные ноги! (громкий смех) И, если ваш любимый человек смущенно выбегает из зала, вы ничего про это не знаете. Мы способны, мы восприимчивы к подобного рода внушениям.

Сейчас мы думаем, что это шутка, но, может быть, кто-нибудь здесь и смог бы оказаться курицей на сцене… Что-то внутри нас склонно легко верить в то, что не является правдой. Внутри всех нас. Каким-то образом мы все оказались в этом… Мы сделались игроками в этом. Здесь нет ничего плохого. Собственно говоря, нет ничего плохого в том, чтобы быть курицей. Вы можете быть счастливы, живя жизнью курицы. Человеческой курицы. Если вы счастливы, кто может сказать, что ваше счастье меньше, чем счастье других. Счастье – это счастье, знаете ли. Все это находится в уме. Так что, что-то в нас предрасположено к подобного рода внушениям. Кто-то что-то говорит вам, и вы тут же верите. Иногда мы очень легко поддаемся влиянию, давайте признаем это. Многие дети начинают с этого. Они попадают в плохую компанию.

Мы называем это «связаться с плохой компанией». Это так просто, знаете. Вам может потребоваться лет 15, чтобы понять, что вы околачивались в плохой компании. Сколько вам потребуется, чтобы перестать околачиваться в компании эго? Это самая плохая компания. Потому что кто на самом деле говорит, когда вы произносите «я»? Вы думаете, что это вы. Я думаю, что это не так. Кто говорит эти слова? Даже те, которые звучат так правильно? «Я медитировал 20 лет». Кто? Эго медитировало 20 лет, если на то пошло. Это звучит жестко. Вам ведь нравится поощрение. «20 лет медитации! Дорогой мой, мне следует презентовать тебе красивую робу или посох!» (смех) Не стоит развивать эту тему и говорить «ах!». Послушайте, здесь нет цинизма. Все, что мы делаем, даже самые абсурдные, самые ужасные вещи, – все это относится к человеческому опыту. Никто вам здесь не скажет: «Ты так хорошо выглядишь, мне нравится твое лицо, я люблю блондинок, я хочу поделиться с тобой приятным опытом…» Не так. Это то, как нам нравится воспринимать вещи с нашей человеческой позиции. В каждом из нас есть немного Голливуда. Но истинное видение, видение насквозь до того места, где ваши желания особенно… особенно сильны, устраняет эго. Становится видно, что эго – это миф. Это истинная польза.

По ходу дела на сатсангах происходит много чего. На сатсанги приходит много людей. Иногда они обнаруживают, что в их присутствии происходят чудеса. Они начинают ощущать взаимодействие с людьми и вещами… Что бы там ни было, не берите в голову, это все мелочи, вообще ничего не значащие. Вам надо только найти то, чем вы являетесь, путем ясного определения того, чем вы не являетесь. Это просто. А что значит «оставайтесь здесь»? «Оставайтесь здесь» – это только руководство для внимания. Потому что в настоящий момент мы отождествляем себя с вниманием. Вы думаете, что вы – это ваше внимание. Ваше внимание говорит: «О, да, я здесь, я здесь…», или: «Я в Глазго, пью чай». Ваше внимание – точно такой же объект, как и воображение. Внимание направляется туда, и я не говорю: «О, это пустая трата времени, не стоит этому потакать», потому что, по правде говоря, ваше сознание способно получать удовольствие от всего этого. Когда я говорю «получать удовольствие», я не имею в виду «быть под кайфом».

Я имею в виду проходить через переживание, видеть, что грандиозный опыт человеческого существования есть игра в сознании. Можно подходить к этому как к вашей внутренней реализации. Но не позволяйте пустить в вас корни идее о том, что мы каким-то образом пытаемся здесь отделаться от мира или от своей личности, потому что они ужасны. У меня с ними проблем нет. Наслаждайтесь своей маленькой личностью, почему нет? Наслаждайтесь. В один прекрасный день она исчезнет, подобно всему остальному. Это не цинизм, это констатация факта. Это просто факт. Мы не можем ухватиться за что-либо, связанное с телом. Потому что тело, которым нам хочется наслаждаться, мы точно так же не сможем удержать.

Это не должно заставлять нас плакать. Мы достаточно взрослые. Найдите то, что не может оставить вас. Вот что такое сатсанг. Я говорю «найдите» – это значит «откройте», «осознайте», потому что вам не нужно привносить это откуда-то еще. Это не находится где-то еще. Это великая тайна, великолепие бытия, но если мы не знаем, кто мы, мы страдаем. Поэтому это очень важно: всегда приводить, возвращать вас обратно к этому моменту «кто вы?». Этот вопрос слегка подобен китайской пытке водой: кап, кап, кап, пока это не станет для вас глотком воды в пустыне. Он беспощаден… Это похоже на то, как при чистке рыбы мы выдавливаем на нее лимонный сок, чтобы сделать ее менее скользкой.

Схожим образом этот вопрос позволяет не соскользнуть в идею «я – личность». И не сама идея личности представляет собой проблему, а вера в идею того, что это то, что есть я. Это создает ограничение, понимаете? Ощущение ограничения. А наше бытие по природе своей противится ощущению ограничения. Вы это делаете постоянно, потому что интуитивно знаете, что вы – это гораздо больше того, что кто-либо способен описать, включая вас самих.

Потому что, если даже ваш братблизнец или ваша мать считают, что знают вас («О, я действительно хорошо его знаю, действительно хорошо; он никогда бы этого не сделал…»), так, что могли бы написать о вас книгу из 50 томов, вы бы все равно ощущали: «Нет, я все равно больше, чем это». Мы знаем, что есть что-то, превосходящее это. Мы больше этого. Ничто не может вместить вас, ни одна концепция не может вместить вас. И говоря это, я не прошу вас почувствовать себя лучше в отношении самих себя. Я не пытаюсь помочь вам почувствовать себя лучше. Если вы чувствуете себя хорошо в отношении самих себя – берегитесь! (смех) Дело не только в том, чтобы вы чувствовали себя хорошо, понимаете?

Муджи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *