Главная / Аудиокниги / Муджи / Двигайтесь в я есть

Двигайтесь в я есть

Двигайтесь в я есть

Я не хочу, чтобы кто-то из вас считал осознанность состоянием напряженности. Вам не нужно ничего «делать». Нет, действия сами происходят совершенно естественным образом. Когда я так говорю, это наиболее освобождающе, потому что мы не делаем акцентов на том, что вы должны или не должны делать, как вы должны или не должны это делать. Понимаете? Предоставьте все это естественному функционированию.

Что-то делает это. Я хочу, чтобы вы поняли, что некая жизненная сила исполняет эти действия, но вам, возможно, потребуется время, чтобы действительно постичь на самом глубоком уровне, что что-то просто действует. И это получило название «я действую». Понимаете? Хорошо. Старайтесь не попадать во все эти мелкие вены. Не отвлекайтесь на вены, оставайтесь в главной артерии. Не уходите в вены, оставайтесь в этом интуировании, ощущении «я есть», которое естественно.

«Я есть-ность» не является частью предложения; это не «я есть это», «я буду там» или «я был». Нет, это просто интуирование, ощущение «я есть». Даже без слов «я есть» присутствует интуирование «я есть». Пусть эта «я есть-ность» вынашивает саму себя, это все. Двигайтесь в «я есть», ешьте в «я есть», отдыхайте в «я есть», гуляйте в «я есть», разговаривайте в «я есть». Это все, что происходит. Иногда в уме появляется: «Этого не достаточно. Я хочу, чтобы жизнь была наполнена страстью!

Я хочу, чтобы она была более острой, я хочу… я хочу…» Тогда конечно: если вы хотите, то что вас остановит?.. (смех) Я заметил еще кое-что. Да? Это было вчера в автобусе. Иногда, в определенные моменты, происходит что-то вроде проверки: «Присутствует ли сейчас счастье?» Если да, то все в порядке. Это почти как проверка на присутствие осознанности. Так что… вместо самоисследования это просто внезапно возникает и снова исчезает. Оно смотрит, присутствует ли счастье или нет… Здесь?

Да, «присутствует ли здесь счастье?» Поэтому, если счастье найдено, то хорошо… А если нет? Пока не знаю! Осознанность уменьшается, если счастье не ощущается? Нет. (смеется) Это тот род счастья, которое не является взаимосвязанной противоположностью уныния. Существует счастье, которое просто есть, даже до того, как начинается его поиск. Потому что, если наблюдать свои настроения, отслеживая их по типу «посмотрим-ка, что у нас сегодня» или что-то в этом духе, то можно увязнуть в этом.

«Вчера я был более счастлив в это время; 12 часов дня были счастливым временем, а сегодня нет – сегодня в 12 счастья меньше». Ум любит подобные штуки. (смеется) Если это не более чем игра, то хорошо. Если можно посмеяться над этим – прекрасно. Все есть пустота, понимаете? Все есть безмолвие. Этот стул пуст. Эта комната пуста, в ней ничего не происходит. Облака пусты, свет пуст, тело – оно пусто. Этот ум не существует, кроме как мысль, которая тоже пуста.

Смех пуст. Плач пуст. Разговор пуст. (пауза) Ланч – пуст. Безмолвие пусто. Громкость и шум пусты. (пауза) Но не превращайте это в объект. Не превращайте пустоту в еще одну ловушку. Иначе кто-нибудь скажет: «Я более пуст, чем ты». (смех) Понимаете? Пустота за пределами самой концепции пустоты. И это уже так. Не пытайтесь попасть туда. Это уже так. Признайте, заново откройте то, в чем и из чего воспринимается даже шум. (пауза)

Сегодня утром я пришел сюда с сильным ощущением нежелания вовлекаться в подобного рода диалог, который касается информации, очередного изучения. «Пожалуйста, расскажи нам об этом». Я не хочу «рассказывать о чем-то», потому что вам это не нужно. Не хочу помещать перед вами что-то, куда вы должны постараться попасть. «Кто первый достигнет нулевой отметки?» Понимаете? Достигнуть нулевой отметки. Отбросить все.

Прежде чем вы отправитесь в свое путешествие, выясните, кто «путешественник». И какова цель путешествия. Она отличается от того, что есть здесь? Просто выясните это. Это ваш контрольный листок. Да. Кто ищущий, и каково искомое? Вот что я говорю. Это пребывает в себе. А затем отбросьте концепцию «там». Не думайте «там», будьте «там». Ум ранит? Ум ранит? А кого он ранит? Не знаю, могу ли я вообще называть себя учителем, потому что это ничего не значит.

Это вообще ничего не значит, я могу говорить с вами только со своей позиции. И то, что я знаю из своего непосредственного опыта, есть то, что есть вы. А остальное меня не интересует. Потому что это не отделено от вас. Все остальное отделено от вас, понимаете? Если вам нужно исследовать или еще что-то в этом духе, это означает, что оно отделено от вас. Если вам нужно попасть куда-то, это значит, что вас там еще нет. Если вам нужно попасть туда, вам нужно уйти отсюда. Если вам нужно получить что-то, это значит, что у вас этого сейчас нет, а если этого у вас сейчас нет, то мне это не интересно. Приобретение мне не интересно.

Только то, от чего вы не можете избавиться, вы не можете потерять. Вы можете только заново открыть то, что всегда было здесь, понимаете? Если это цель – а я говорю, что это единственно серьезная цель из всех подлинных стремлений найти истину, – это не может быть чем-то, что вы можете найти, что не пребывает здесь. Поэтому для меня это указание наиболее… простое. Большинство пытается найти что-то, ухватиться за что-то, попасть куда-то. А ум постоянно что-то строит: строит-разрушает, строит-разрушает. Наблюдайте за тем, что есть Это. Поэтому, когда вы думаете, что я говорю только об одном, это верно – только об Этом. Чтобы указать на Это.

НЕТ ИНТЕРЕСА К ПРЕХОДЯЩЕМУ

Что бы ни проходило перед нашими глазами, приходит ли это из внешнего мира или внутреннего мира чувств, мыслей, воспоминаний, обусловленности, проекций, воображения, – вы пребываете до этого. До этого. Сколь бы тонким, сколь бы глубоким ни было прозрение, видение, мысль или ощущение – вы пребываете до этого. Это возникает перед вами и уходит прочь. Не хватайтесь за преходящее, такова природа преходящего – уходить, изменчивого – изменяться. (пауза)

То, что наблюдает, как изменчивое меняется, не формируя интереса к тому, что изменчиво или не изменчиво, – у этого нет имени. И мы есть Это. (пауза) Больше ничего не требуется. Если есть потребность, то она возникает произвольно из этого интуитивного инсайта понимания, поверьте. Потому что в динамическом сознании, в выражении, которое проявляется здесь и сейчас как ощущение «я», будут продолжать происходить расширение, углубление, ощущение созревания, бесконечного созревания на фоне неизменяемой осознанности – таков парадокс.

БЕЗМЕСТНОЕ МЕСТО

Приятно ощущать покой и радость – «ах, я нахожусь в нужном месте!». Да, однако за этим ведется наблюдение из безместного места. Будьте этим безместным местом, которому все равно, присутствует ли в теле покой и радость. Тогда наступит покой, который не зависит от поведения или функционирования механизма тело-ум. Он не связан с этим. Хотите, называйте это покоем, хотите – нет, на самом деле у этого нет имени. Я называю это «без имени». Я также называю это «без образа».

Потому что образ появляется потом. Вы должны уже быть, чтобы наблюдать образ, даже в самом тонком его проявлении. Вы также должны быть, чтобы воспринимать имя, любое имя; ни одна форма не может существовать сама по себе, не может наблюдать себя. Подобно тому, как цветок не ведает о своем прекрасном аромате. Облако не видит своего движения. Что-то наблюдает эти вещи. Выясните, что это. И в самом поиске, в сосредоточении внимания на том, чтобы выяснить, «откуда я смотрю?», автоматически, спонтанно начинается состояние медитации, но медитирующего нет.

Поэтому, если нет медитирующего, вам даже нет необходимости называть это медитацией. Здесь не требуется ничего говорить, чтобы дать определение тому, что есть. В определенном смысле я являюсь знанием «я есть», но не могу описать, чем я являюсь. И я не могу быть чем-то из того, что вижу, помню, к чему прикасаюсь, что обоняю, воображаю себе, что решаю. Я не могу быть этим, потому что это феномены внутри меня. Что бы я ни видел, это вторично по отношению ко мне. Разве это не очевидно? Не сомневайтесь в том, что очевидно. Оставайтесь в очевидности.

Это очевидно: если то, что вы видите, не может быть вами, то одним движением вы можете отбросить всю проявленную вселенную. Вам не нужно прочесывать вселенную в поисках какого-то другого места, где бы вы могли обнаружить что-то, чем являетесь. Потому что если вы найдете это «что-то», то оно не сможет быть вами, потому что вы будете наблюдать это.

ПРОБУЖДЕНИЕ

Вам не следует относиться к этому слишком серьезно. Это не критерий, вам не нужно быть серьезными! Вам не нужно быть сильными. Нет необходимости иметь за плечами громадный духовный опыт. Вам не нужно сдавать никакие экзамены для этого, потому что это уже так, как есть. Пробуждение – если использовать понятие – не является событием. Выбросьте идею о том, что над головой у вас появится нимб или что-то в этом духе. Просто возникнет узнавание чего-то, что всегда было тем, что есть, вот и все.

Я говорю, что все мы являемся Этим. Мы все являемся Этим. Никогда, ни на одно мгновение вы не были Этим на 99,9% – всегда на 100%. Вам не нужно принимать решение в пользу Этого, никакого «я решил быть Этим». Все совсем не так. Даже если бы вы были самыми опасными террористами, вы бы все равно оставались Этим на 100%. Но вы должны на 100% осознавать, что вы на 100% являетесь Этим.

Но и это не является чем-то, что вам нужно делать. Это, возможно, похоже на головоломку. Вы не можете расшаркиваться с истиной, истина не нуждается в хорошем этикете. Вам даже не нужно быть милыми людьми. Вам даже не нужно быть хорошими. Не нужно быть умными. Не нужно иметь опыт медитаций в прошлом. Но если вы отбросите свою концепцию истины, что вы обнаружите? Если вы отбросите концепцию свободы, истины, да и самих себя, что останется?

ИСКАТЕЛЬ

«Теперь, – говорите вы, – больше нет поиска, теперь я могу сказать, что больше нет «я»». Поэтому я спрашиваю вас: что такое это «я»? Возможно, «искателя просветления» больше и нет, «искателя пробуждения» нет. Может быть, что-то убрало «искателя просветления» и заменило его на «искателя бизнеса» или «искателя Мерседеса». Вы говорите: «Этот искатель теперь не представляет собой проблему, потому что я знаю, что это иллюзия». Будьте осторожны. Это семя горчичного дерева, горчичное семя. Такое маленькое семя – и такое большое дерево.

Большое дерево. Иногда нам кажется: о’кей, этой искательской энергии больше нет. Так что это означает? Вы являетесь Буддой? Возможно, вы стесняетесь сказать это, но про себя думаете, что являетесь Буддой. Что означает «Будда»? Это означает, что энергия этой идентификации, личности, которую мы называем «я», даже если и возникает, то не имеет жизни, силы, субстанции. Даже если сказать: «Да, она возникает и чего-то хочет, но я знаю, что она нереальна». Если бы вы знали, что она нереальна, тогда не было бы и воспоминания о наблюдении за ней.

Не знаю, понимаете ли вы, о чем я здесь говорю? Если что-то на самом деле не является реальным, то не будет даже признания или регистрации этого, чтобы иметь возможность сказать: «Да, вы знаете, что-то булькает на поверхности… я не уживаюсь со своей матерью, но я знаю, что это всего лишь иллюзия». Это значит, что, чем бы ни было то, что не уживается с вашей матерью, оно представляет собой некую личность. Вы можете сказать: «Да, но я знаю, что эта личность нереальна». Я отвечу: сфокусируйтесь на том, кем вы являетесь, выясните это. Просто смотрите.

И просто будьте видением. Выясните, кто обладает этой жизнью и испытывает потребность делать что-то и кто ощущает: «Я свободен». Кто говорит: «Да, я свободен»? Кто говорит: «Я прекратил поиск»? Кто говорит все это? Этот нарушитель, это «я», все еще здесь. Раньше вы говорили: «Я связан». Теперь вы говорите: «Я свободен». Кто это? Найдите, испытайте это. Чем является то, что знает это ощущение «я свободен» и «я связан»? Сосредоточьтесь на нем. Оставайтесь только в нем, будьте едины с ним. Испытайте опыт того, чем оно является. Оставайтесь в нем. Это то, что называется «пребыванием в Я». Говорят, что вера в Бога является великолепной садханой, великолепным подходом, одним из величайших путей – доверие и вера в Бога. Однако не существует такой вещи, как вера в Я. Можно только быть Я. Кто верит в Я? Выясните.

Есть только Я. Пребывать в Я означает являться Я. Теперь: однажды я уже приводил высказывание из книги «Вивека Чудамани» – «Бриллиант в короне постижения», – написанной очень известным индийским учителем Шанкарой. Мне бросилась в глаза одна фраза, я уже упоминал ее. В одном месте он говорит: даже после того, как была познана, постигнута истина, все равно остается некоторое ощущение того, что «я» является деятелем, переживающим; и эта мысль, это убеждение, это отождествление удерживает вас в колесе существования; необходимо извлечь и уничтожить, изгнать саму эту мысль из вашего тела, из вашего сознания путем пребывания в Я в качестве Я; мудрецы считали это затухание, или ослабление, идентификации тем, что называется «пробуждением». Не достаточно просто сказать что-то вроде: «О, я знаю, это неправда». Я – кто?

Для кого это правда или ложь? Даже этот вопрос. Понимаете? Это, возможно, немного похоже на некую задачу. «Это сложная штука для выполнения, для нее требуется усилие». Поначалу так может казаться, поскольку фокусировка внимания на пребывании в качестве Я кажется чем-то очень сложным. Гораздо легче сказать на концептуальном уровне: «О да, я знаю, есть я или нет». На самом деле, весь этот мир, все это отождествление или система наших убеждений о мире имеет место исключительно здесь (показывает на голову), только здесь это на самом деле происходит. Это (показывает на сердце) не знает вообще ничего. Я не знает ничего, Я вообще ничего не знает.

Наше восприятие вселенной, нашего места в ней, нашей идентичности полностью находится здесь (снова показывает на голову). Все это только концепции. Конечно же, одних этих концепций, которыми я пытаюсь выразить это для вас, не достаточно. Поскольку вы можете сказать: «О, да, это звучит логично». Тот, кто соглашается, сам является концепцией. Как странно. Но тем не менее каким-то образом это должно быть сказано, и при слушании улавливается то, что необходимо, но что это, кому это идет на пользу, узнать невозможно.

Такое ощущение, что единая реальность, Я, играет сама с собой все эти игры в потерю, и нахождение, и нового обретения. Кто еще принимает в этом участие?.. (пожимает плечами) Может быть только один источник. Если вы полностью постигнете его, так, что все станет для вас неопровержимо ясным, тогда ваши беды закончатся.

ПРОСТО ЭТО

Вопрос: Некоторые учителя говорят, что невозможно ничего сделать для того, чтобы стать просветленным или пробудиться. Что выбора нет и некому делать выбор. Это правда? Муджи: Когда ты это услышал, какова была твоя реакция? В.: Вообще-то смешанная. Сначала было глубокое ощущение свободы, простое и естественное, за которым последовало чувство разочарования и гнева. Честно говоря, я почувствовал сильное раздражение и подавленность при мысли о том, что у меня нет свободы воли. Это было очень странно.

М.: Какая из этих двух реакций превалирует до сих пор? В.: Ну, как я уже сказал, поначалу было сильное ощущение свободы, прекрасное и всеобъемлющее, но недолговечное, разочарование же, сомнение и смятение длились долго. М.: И эти ощущения снова привели тебя на сатсанг, верно? В.: Можно так сказать. Собственно говоря, у меня нет такого ощущения, что прийти сюда было моим решением. Похоже, что меня притащило сюда неведомой силой. Когда я здесь с тобой, все хорошо; твои слова и присутствие позволяют мне чувствовать себя уверенно в этой истине. Проблема начинается, когда я попадаю во внешний мир. Тогда я сомневаюсь в себе. Я ощущаю себя слабым, несобранным, мне не хватает той убежденности, которую я чувствую сейчас. Мне нужна помощь.

М.: Спасибо. «Мне нужна помощь» – это важное заявление. Мудро искать помощи до тех пор, пока ты не выйдешь за пределы потребности в ней. Не гордыня, которая заявляет: «Здесь нет никого, кому можно было бы помочь, ни меня, ни тебя; никто не существует, только то, что Есть», что звучит истинно из уст мудреца и абсолютно ложно, когда это бормочет эгоум, – эго, возвышающее себя путем интеллектуального позирования в роли своего рода духовного героя. Это понимание невозможно привить эгоцентричному уму, поскольку истинное понимание растворяет ищущее эго.

Больше некому претендовать на достижение свободы. Существует только одна единственность, проявляющая себя посредством и в качестве сознания, выражая себя в виде космической игры. Это сознание выражает себя в роли робкого искателя, который в конечном итоге благодаря Милости достигает окончательного понимания, тем самым реализуя себя как Безличностная Осознанность/Бытие.

Твой поиск помощи открывает путь Милости, которая проявляется в форме «учителя», который есть отражение твоего истинного Я, чей авторитет и присутствие помогают подталкивать направленный вовне ум к его сердечному источнику, что приводит к окончательному пониманию. Эта Милость исходит из твоего собственного Я и является твоим собственным Я.

Ты слышал выражение «нас призывает наше собственное Я», и, тем не менее, все это имеет место лишь как игра сознания. Абсолют, подлинное Бытие Единого, внутренний сатгуру ничего не выигрывает от этого, вообще не претерпевает никаких изменений; он остается неизменяемым субстратом, или основанием. Это истина. В.: Снова поднялась радость, когда прозвучало напоминание об этом. Возможно, такова действующая сила сатсанга. Но должен сказать, что все еще пребываю в смятении по поводу… М.: Нет! Остановись прямо здесь. Собственно говоря, «Ты», которым ты на самом деле являешься, не может быть в смятении.

Смятение – это состояние ума. Не правильнее ли сказать, что ты чувствуешь или замечаешь, как смятение возникает в тебе? И что оба эти ощущения смятения и комфорта воспринимаются тобой, включая их воздействие на тело и последующие мысли и суждения, сопровождающие эти ощущения? Что это состояния, которые приходят и уходят в присутствии некого основополагающего «поля» безличностного интеллекта, или естественного свидетельствования?

В.: Да. Такой взгляд, похоже, идет гораздо дальше. Он кажется более беспристрастным и всеохватывающим. М.: Давай вернемся к твоему первоначальному вопросу. В.: Да, но мне хотелось бы, чтобы ты еще немного высказался по этому поводу. М.: Хорошо, хорошо, мы вернемся к этому при необходимости. Высказывание «ни ты, ни кто-либо еще не может ничего сделать, чтобы достичь „просветления“, или „пробуждения“», – кто или что слышит это? И кто или что такое это «ты» в высказывании?

В.: Я сам! То, что я есть. М.: И что это? (пауза…) Теперь у тебя «вдумчивые глаза». Не думай! Наблюдай! В.: Мой ум… Моя индивидуальность. Мое ощущение себя, надо полагать. Мой интеллект? М.: Разве же не должно быть нечто позади, то, что наблюдает за умом, индивидуальностью, интеллектом? Того, откуда возникают эти самые утверждения и что остается не потревоженным, не затронутым работой ума, интеллекта? Разве же это не феномены, за которыми ведется наблюдение? Ты согласен? В.: Да. (медленно кивает) Я согласен с тем, что это так.

М.: Не обращая внимания ни на какие заметные феномены, попадающие в поле зрения, обрати свое внимание на самого наблюдающего. Что именно представляет собой то, что наблюдает? Это личность, вещь? Обладает ли это формой, характерной особенностью или качеством? Имеет ли индивидуальность? В.: Нет. Там никого нет. Ничего. М.: А ты там есть? В.: Да. Нет. Должен быть. Я в этом. М.: Что видит или знает это? В.: Я не знаю. Я просто знаю, но не знаю, каким образом я знаю. Точнее говоря, я ничто. Я имею в виду, без формы. Вот опять возникает это чувство. Это то, что я чувствовал, что я переживал в прошлый раз.

М.: Не цепляйся сейчас за это чувство, пусть оно будет. Не уходи в прошлое. Оставайся позади. Не идентифицируй, не трогай. Только наблюдай, но оставайся беспристрастным таким образом, чтобы, если или когда это радостное состояние затихнет, осталось лишь только это наблюдение. Ты не можешь «обладать» этим или «стать» этим. Никакого обладания, никакого достижения, только мысли и ощущения, спонтанно возникающие в сознании, попадают в восприятие. Ты понимаешь? В.: Но я не хочу, чтобы это заканчивалось. Зачем отталкивать это? Мне хотелось бы остаться в этом навсегда. Разве не в этом смысл?

М.: Это именно то, что ты должен делать. Если этого не было здесь раньше, значит, это непостоянно, оно относится к изменяемому. Оно пройдет. Позволь этому прийти и уйти, это естественно и это сама свобода. Отдавай себе отчет в том, что «я не хочу двигаться в этом направлении» – это тоже возникающая мысль, которую наблюдает что-то, что находится за пределом появления и ухода. Будь един с этим. Ничего не преследуй, оставайся только в качестве беспристрастной осознанности. Это все. Что может хотеть осознанность? Чего ей не хватает? Что можно удержать или потерять? В.: Мой ум застопорился. Прости, ты можешь повторить еще раз? М.: Что наблюдает ступор? В.: (пауза…)

Я. Вот опять! М.: Еще раз, кто или что такое этот ты здесь? В.: Просто это. Нет слов, чтобы передать или описать это. Ничто-йность. Пустота. М.: В этом есть какая-то грусть? В.: Нет. М.: Счастье? В.: Нет. М.: Свобода? В.: Нет. Я бы даже не стал употреблять слово «свобода». (пауза…) Нет слов… М.: Ага! Очень хорошо! Молодец! Это оно! Это все, ты сделал это, отлично! Упражнение закончено. Теперь выйди из этого и вернись к своему прежнему состоянию, чтобы мы могли продолжить разбираться с твоими важными вопросами. В.: Хм… Это невозможно! В этом больше нет никакого смысла. Выйди и иди – куда? М.: Сюда! В.: Не существует даже «сюда»!

М.: Правда? А как насчет «Сейчас»? В.: Нет, «Сейчас» тоже нет. (длительная пауза…) Я теперь ясно вижу, что все это только концепции. В этом нет сомнения – позади этого стоит неописуемое. М.: Только в этом свобода – за пределом всех концепций о свободе. Естественное и предельное состояние твоего истинного бытия. (Вопрошающий, похоже, впадает в состояние медитации, его лицо неподвижно, но спокойно. Муджи тихонько посмеивается.)

М.: Я хотел поговорить о том, что происходит, когда этот опыт «просветления» угасает, но теперь с ним невозможно ничего обсуждать, поскольку он в самадхи. (смех) Другой вопрос: Я тоже прошла через это состояние, в котором, как кажется, он сейчас находится, это своего рода «переживание без переживания», которое длилось где-то около трех или четырех недель.

Я ощущала себя абсолютно пустой, в ясности и присутствии, единой со всем, что Есть. Все происходило само по себе, это было на самом деле неописуемо и прекрасно, но спустя какое-то время мой ум вернулся, похоже даже, что в моем случае сильнее, чем прежде. Я, собственно говоря, впала в состояние тяжелой депрессии и чувствовала себя потерянной какое-то время. Я боюсь повторения того опыта. М.: Какого опыта? В.: Безумного. (смех)

М.: Подлинное Я – неизменная основа, лежащая под изменяющимся миром феноменов. Это только безличностная Осознанность, неизменная и блаженная. В состоянии переживания это сияет как чистое, субъективное, осознанное чувство «я есть». Эта «я естьность» безличностна и синонимична сознанию – полю восприятия. Это непосредственное выражение чистой субъективности. Шри Нисаргадатта Махарадж, великий мудрец, описывает это как дверь, которая, вращаясь, открывается то в сторону проявления, то в сторону бесконечности.

Это прекрасная метафора. Все события происходят как движение в сознании и постигаются внутри и посредством этого осознанного присутствия «я есть». Это «свидетель», или принцип свидетельствования, которым мы являемся, пока есть тело. В.: Так что мы – тело или «внутри» тела, или что-то отдельное? Потому что… (вопрошающая начинает вспоминать какие-то переживания и наблюдения…) М.: Забудь сейчас все это.

Просто оставайся открытой, позволив тому, что было сказано, просто быть услышанным в сознании без цепляния за какую-то конкретную мысль или идею, вроде того, «что делать с тем, что услышано». Позволь слушанию просто «происходить», так сказать. Ты пребываешь позади слушающего ума. Наблюдай за я-мыслью, она не является подлинным «я есть». Она приходит, когда безличностное «я есть» идентифицирует себя с телом, которое есть только инструмент, через который оно выражает себя с помощью жизненной, оживляющей силы. Это соединение дает начало эго, или индивидуальности, – чувству «я».

Таким образом ты видишь, что чувство индивидуальности не может существовать без поддерживающего безличностного сознания и само должно быть изменяющимся выражением того творящего сознания. Только теперь оно действует как обусловленное сознание, считающее себя телом-умом. Тогда появляется знание «другой-ности» и основополагающее стремление защитить себя; возникают предпочтения и неприязнь, суждения, страх, желания, привязанности и целая игра взаимосвязанных противоположностей.

Мы как индивидуумы/существа очарованы и испытываем потребность в переживаниях, что само по себе естественно и не является чем-то «неправильным», если рассматривать это как игру или выражение проявленного сознания, которым мы являемся. Но если рассматривать это с точки зрения «личности» с ее персональной программой – тогда это Большая неприятность! (смех) Теперь послушай, здесь не требуется «делать» ничего особенного, и нет никого, кто бы мог что-то сделать или не сделать. Должно произойти лишь изменение в понимании, и все встанет на свои места. Все это есть Одно. Возьмем пример телескопической автомобильной антенны.

Это единое устройство – оно представляет собой Абсолют. Удлини или вытяни ее – появляется безличностное «я есть»; это по-прежнему одно устройство. Вытяни ее еще – и я-мысль или «я»/индивидуальность даст росток и одновременно с этим в игру вступит персонализированный мир проявления. Подобно русской матрешке: одна внутри другой, последовательно, и, тем не менее, это – единое целое! Одна единственность, выражающая себя как проявленность и непроявленность, два аспекта одной Реальности.

Такова игра в театре сознания. Ты – последний свидетель, счастливый, нетронутый и целостный. Ты есть То! Здесь нет ничего личного. Я не отвешиваю тебе комплимент. В.: Пожалуйста, повтори момент о «театре сознания». М.: Нет! Я не могу повторить. С этого момента будь внимательна, открыта и пребывай в присутствии, но оставайся беспристрастной, не позволяя своему вниманию отклониться и ухватиться за какую-то конкретную вещь. Такую позицию я предлагаю тебе занять.

Доверься своему интуитивному слушанию. Это твой ум, выступающий в виде бдительного искателя, рвется к точности, а затем его настигает ощущение, что ему не хватает чего-то жизненно важного. В этот момент это едва различимая форма противостояния или уклонения. Мой совет такой: если тебе не хватает чего-то, просто отпусти это. Все хорошо в данный момент. Истинное «ты» пребывает здесь и позади всего этого, безусильно наблюдая. То, откуда поднимается чувство утраченного и найденного, ощущается, но отметается как «нереальное» – «neti-neti», как говорят джняни.

Ты, как осознанность, не представляешь собой какое-то конкретное чувство. Мысли и чувства приходят и уходят, подобно волнам, играющим на поверхности океана. Пусть все приходит и уходит само по себе, это естественно для волн. Океан, вода, волны – это все одно и то же. Оставайся только свидетелем. Для осознанности ничто не может быть потеряно или найдено, быть хорошим или плохим. Это чистейший субстрат, на фоне которого тени имен и форм ума/мира вытанцовывают свое кажущееся существование. В.: Но, Муджи, здесь нужна бдительность, чтобы мы все понимали правильно, во избежание неверного толкования.

Особенно когда все это ново для меня. Многие тексты и учителя указывают на то, что бдительность – это необходимое качество, добродетель для духовного роста. М.: Это верно, когда действительно есть «кто-то», кто может извлечь пользу из этого понимания. Но если бы ты на самом деле исследовала этого «кого-то», то «личности», «индивидуальности» ты бы не обнаружила! Все есть только сознание – «ты», «я», говорение, слушание, сатсанг, все здесь, все вокруг – единое сознание. Это прекрасное открытие! Сознание, беседующее с сознанием о сознании через сознание.

Как просто! И как трудно, когда его ищет эго-ум. Смотри, я акцентирую твое внимание на том, где ты находишься прямо сейчас, чтобы ты осталась в этом, и ничем ином, но твой ум зацепился за какой-то интересный ему момент. Пока ты занята тем, что держишься за это, ты пропускаешь все остальное – это называется игрой майи (космической иллюзии). Это как читать книгу об экзотических фруктах и музыке регги, прогуливаясь по брикстонскому рынку! (смех) Один мастер дзэн по имени Банкей сказал: «Это как человек, который через борт корабля роняет в море свой меч и помечает на борту то место, где меч упал в воду». (громкий смех) В.: Как раз сейчас, когда ты это сказал, все остановилось.

Я не могу думать. Мыслей нет. (подносит руку ко рту) Это поразительно! М.: Что видит все это? В.: Ничто… Я. М.: «Я»-ничто, наблюдающее, как ум остановился. Когда ум остановился, может ли он все еще называться умом? (пауза) М.: А теперь? В.: Безмолвие и покой. М.: Для кого? В.: Здесь… для меня. М.: Для тебя? Ты уверена? В качестве чего, где и каким именно образом «ты» пребываешь в этом? В.: Не я, только безмолвие, и глубокий покой, и подлинное ощущение благодарности. Это правильно? М.: Ты мне скажи. В.: Да. Благодарность за столь ясное слышание и видение этого. Спасибо. М.: Пожалуйста. Я благодарит Я. Очень мило! (смех)

Муджи

Понравилась публикация? Будь в курсе! Подпишись на рассылку...

* необходим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *